• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:18 

Ты, кажется, читаешь только затем, чтобы находить что-нибудь насчёт тебя и меня. Впрочем, все женщины так читают. © И.А. Бунин

@темы: 860

02:15 

Ты, кажется, читаешь только затем, чтобы находить что-нибудь насчёт тебя и меня. Впрочем, все женщины так читают. © И.А. Бунин


Some men need some killer weed, some men need cocaine
Some men need some cactus juice, to purify the brain
Some men need two women, some need alcohol
Everybody needs a little something, but Lord I need it all

To get my rocks off, get my rocks off
Get my rocks off the mountain, and roll 'em on down the hill

I may do you one time, and I may do you more
I may turn you into something, that you ain't ready for
I might want your body, and I might want your bread
I might want your momma to come visit me instead

And get my rocks off, get my rocks off
Get my rocks off the mountain, and roll 'em on down the hill

Sometimes I dream of chicks, to bring me ever lasting joys
Sometimes I dream of animals, sometimes I dream of boys
Sometimes I kill the living, sometimes I raise the dead
Sometimes I say just screw it all, and crawl back into bed

And get my rocks off, get my rocks off
Get my rocks off the mountain, and roll 'em on down the hill

@темы: 860

17:48 

Ханья Янагихара

Ты, кажется, читаешь только затем, чтобы находить что-нибудь насчёт тебя и меня. Впрочем, все женщины так читают. © И.А. Бунин
На работе с лица Джей-Би не сходило выражение лёгкого недоумения - оттого, что ему вообще приходится работать, и оттого, что никто до сих пор не разглядел в нём уникальный талант.

***

А иногда - всё чаще и чаще - он [Малкольм] ругал себя, что вообще так много думает о родителях. Нормально ли это? Нет ли в этом чего-то жалкого? Ему двадцать семь, в конце концов! Это так у всех, кто живёт дома? Или с ним одним что-то не так? Веский аргумент, что пора переезжать: он перестанет быть таким младенцем. Иногда вечерами, когда родители этажом ниже укладывались спать - старые трубы шумели, пока они умывались, потом наступала внезапная тишина, когда они выключали батареи в гостиной, и все эти звуки лучше всяких часов отсчитывали время: одиннадцать, полдвенадцатого, двенадцать, - он мысленно составлял список тех проблем, которые ему нужно решить в ближайший год, без промедления: работа (ничего не происходит), личная жизнь (не существует), сексуальная ориентация (не определена), будущее (в тумане). Эти четыре пункта оставались неизменными, хотя их расположение по важности могло меняться. Также неизменной оставалась его способность поставить точный диагноз вместе с абсолютной неспособностью найти выход.
На следующее утро он просыпался, полный решимости: сегодня уедет из дому и скажет родителям, чтобы оставили его в покое. Но, спустившись вниз, он видел мать, она готовила ему завтрак (отец к тому времени давно был на работе) и говорила, что собирается сегодня покупать билеты на Сент-Барт, куда они ездили каждый год, и просила решить, на сколько дней он к ним присоединится. (Родители всё ещё оплачивали за него все эти поездки. Он никогда не упоминал об этом в разговорах с друзьями.) "Да, мам", - говорил он. А потом завтракал и выходил в большой мир, где никто не знал его и где он мог быть кем угодно.

***

Но здесь ты занимался искусством, потому что одно это и умел делать хорошо, потому что на самом деле только об этом и думал меж быстро гаснущих мыслей, свойственных каждому: секс, еда, сон, друзья, деньги, слава. Ты мог подкатывать к кому-нибудь или ужинать с друзьями, а твой холст всё это время сидел внутри тебя, и перед твоим внутренним взором покачивались зародыши всех его форм и вариаций. И потом для каждой твоей картины, каждого твоего проекта наступало такое время - по крайней мере, ты надеялся, что оно наступит, - когда жизнь этой картины казалась тебе реальнее жизни будничной, когда ты только и думал о том, как бы поскорее вернуться в студию, когда ты, сам того не сознавая, за ужином высыпал на стол горку соли и чертил ею свои сюжеты, планы и узоры, а белые крупицы, будто ил, тянулись за твоими пальцами.

***

Столько времени уходило на то, чтобы объяснить другим, что такое ты и что такое твоя работа - что она значит, что ты хотел этим сказать, почему ты хотел сказать именно это, почему ты выбрал эти цвета, и эту тему, и эти материалы, и такую технику, и способ нанесения, - и поэтому таким облегчением было очутиться рядом с человеком, которому не надо ничего объяснять и можно просто глядеть и глядеть, а если уж что и спрашивать - так прямо, технично, в лоб. Они как будто обсуждали моторы или водопровод, что-то однозначное и механическое, подразумевающее всего один или два варианта ответов.

***

Нередко студенты, больше других одарённые от природы, и мучаются больше других на первом году обучения - юридическая школа, особенно первый её курс, это, конечно, не то место, где расцветают люди, наделённые творческим подходом, абстрактным мышлением и воображением. Мне часто кажется - я об этом слышал, но не знаю из первых рук, - что так же обстоят дела в художественных училищах.
У Джулии был друг по имени Деннис; в детстве он был невероятно талантливым художником. Они с Джулией дружили с ранних лет, и она как-то показала мне кипу рисунков, сделанных им лет в десять - двенадцать: наброски птиц, которые что-то клюют на земле, автопортреты - его круглое спокойное лицо; портрет отца-ветеринара, который гладит осклабившегося терьера. Отец Денниса не видел смысла в уроках рисования, так что мальчик никакого формального образования не получал. Но когда они выросли и Джулия поступила в университет, Деннис отправился в художественное училище - учиться рисовать. В первую неделю обучения им разрешали рисовать что угодно, и преподаватель всегда выбирал именно его рисунки, чтобы приколоть их на доску, похвалить и обсудить.
Но потом их стали учить, как рисовать - в сущности, перерисовывать. В течение второй недели они рисовали только овалы. Широкие овалы, пухлые овалы, тонкие овалы. На третьей неделе рисовали круги: трёхмерные, двухмерные. Потом цветок. Потом вазы. Потом руки. Потом головы. Потом туловища. И с каждой неделей профессионального обучения дела Денниса шли всё хуже и хуже. К концу семестра его рисунки никогда уже не попадали на почётную доску. Взросшая в нём осторожность мешала рисовать. Теперь, увидев собаку с шерстью до самого пола, он видел не собаку, а круг на параллелепипеде и, пытаясь её зарисовать, беспокоился о пропорциях, а не о том, чтобы передать её собачность.
Он решился поговорить с преподавателем. Так мы и пытаемся тебя сломать, Деннис, сказал преподаватель. Только по-настоящему одарённые могут это выдержать. "Наверное, я не был по-настоящему одарён", - говорил Деннис. Он выучился на юриста и жил в Лондоне со своим партнёром. "Бедный Деннис", - сочувственно говорила Джулия. "Да ладно, всё нормально", - вздыхал Деннис, но звучало это неубедительно.

***

Узнав, что они расстались, мистер Ирвин покачал головой (было это у Флоры на вечеринке, она должна была вот-вот родить): "Вы, парни, и вправду заделались питерами пэнами. Вот тебе, Виллем, сколько? Тридцать шесть. Ума не приложу, что с вами такое творится. Деньги вы зарабатываете. Все чего-нибудь да добились. Может, перестанете уже цепляться друг за дружку да повзрослеете наконец?"
Но как становятся взрослыми? Неужто единственно верный вариант - обзавестись парой? (Но если вариант один, значит, вариантов нет вовсе.)
- Тысячи лет эволюции и социального развития - и что? Другого выбора у нас нет? - спросил он Гарольда, когда они прошлым летом ездили в Труро, и Гарольд рассмеялся в ответ.
- Слушай, Виллем, - сказал он, - по-моему, всё у тебя нормально. Я, конечно, тебе постоянно твержу о том, чтоб ты в жизни как-то уже определился, и я согласен с отцом Малкольма, семейная жизнь - это замечательно, но, по правде сказать, всё, что от тебя требуется, - быть хорошим человеком, впрочем, ты им уже стал, и наслаждаться жизнью. Ты молод, у тебя впереди ещё много-много лет на то, чтобы решить, как тебе жить и что делать.
- А если я именно так и хочу жить?
- Ну тогда всё в порядке, - сказал Гарольд. Он улыбнулся Виллему. - Знаете, мальчики, да каждый мужчина мечтает жить так, как вы. Быть может, даже Джон Ирвин.
Потом он всё раздумывал, а так ли уж плоха созависимость. Дружба приносила ему радость, от неё никто не страдал, так кому какое дело, есть у него созависимость или нет? Да и вообще, чем это созависимость в дружбе хуже созависимости в любовных отношениях? Почему в двадцать семь это похвально, а в тридцать семь - уже нездорово? Чем вообще дружба хуже любовных отношений? Почему не гораздо лучше? Ведь дружба - это два человека, которые день за днём остаются вместе, потому что их связывает не секс, не физическое влечение, не деньги, не дети, не собственность, а только обоюдный уговор быть вместе, взаимная преданность союзу, который никак нельзя узаконить. Друг становится свидетелем и тягостной череды твоих неудач, и долгих приступов скуки, и редких успехов. Дружба - это чувство, которое даёт тебе почётное право видеть, как другого человека охватывает самое чёрное отчаяние, и знать, что ты тоже можешь впасть в отчаяние при нём.

"Маленькая жизнь"

запись создана: 17.05.2017 в 20:47

@темы: 111

14:37 

Ты, кажется, читаешь только затем, чтобы находить что-нибудь насчёт тебя и меня. Впрочем, все женщины так читают. © И.А. Бунин
31.03.2017 в 13:56
Пишет радио бахрома:

На днях ко мне пришла очередная гениальная идея для фика - мёртвые рок-звёзды! Как Марвел Зомби, только Зомби Рокстарс, но потом мне сказали, что это уже было у Стивена Кинга. Х) Решила прочитать этот рассказ в оригинале, потому что не помню, когда в последний раз читала что-нибудь на инглише, написанное не Кирой, а читать надо (но главное, что хочется, и нет этого блока, как раньше - Бёрджесс, я иду к тебе!). Понравилось. В некоторых местах бегали мурашки, но не от страха (он вообще не страшный), а от своих персональных кинков. Вообще, это рассказ о том, как умная проницательная женщина гибнет, потому что не может противостоять своему упёртому тупоголовому мужу (ну я так это вижу). Но конечно, странно, что они так боятся - если бы я увидела живого Бадди Холли (ну подумаешь, кровь из глаз вытекает), я бы сразу прописалась в этом городе. Х) А ещё мне очень нравится, какую роль играет в нагнетании атмосферы кассета Лу Рида.

«"That waitress. The redhead. Is she..."
"And stop staring at her!" Mary whispered fiercely. "You look like a kid trying to peek up some girl's skirt in study hall!"
He pulled his eyes away... but with an effort. "Is she the spit-image of Janis Joplin, or am I crazy?"
Startled, Mary cast another glance at the redhead. She had turned away slightly to speak to the short-order cook through the pass-through, but Mary could still see at least two-thirds of her face, and that was enough. She felt an almost audible click in her head as she superimposed the face of the redhead over the face on record albums she still owned - vinyl albums pressed in a year when nobody owned Sony Walkmen and the concept of the compact disc would have seemed like science fiction, record albums now packed away in cardboard boxes from the neighborhood liquor mart and stowed in some dusty attic alcove; record albums with names like Big Brother and the Holding Company, Cheap Thrills, and Pearl. And the face of Janis Joplin - that sweet, homely face, which had grown old and harsh and wounded far too soon. Clark was right; this woman's face was the spitting image of the face on those old albums.
Except it was more than the face, and Mary felt fear swarm into her chest, making her heart feel suddenly light and stuttery and dangerous.
It was the voice.
In the ear of her memory she heard Janis's chilling, spiraling howl at the beginning of "Piece of My Heart." She laid that bluesy, boozy shout over the redhead's Scotch-and-Marlboros voice, just as she had laid one face over the other, and knew that if the waitress began to sing that song, her voice would be identical to the voice of the dead girl from Texas.
Because she is the dead girl from Texas. Congratulations, Mary - you had to wait until you were thirty-two, but you've finally made the grade; you've finally seen your first ghost» (с)



URL записи

14:36 

Ты, кажется, читаешь только затем, чтобы находить что-нибудь насчёт тебя и меня. Впрочем, все женщины так читают. © И.А. Бунин

@темы: 860

04:04 

Ты, кажется, читаешь только затем, чтобы находить что-нибудь насчёт тебя и меня. Впрочем, все женщины так читают. © И.А. Бунин


You know, some people got no choice
and they can never find a voice
to talk with that they can even call their own.
So the first thing that they see
that allows them the right to be
why they follow it, you know, it's called bad luck.

@темы: 860

14:17 

Ты, кажется, читаешь только затем, чтобы находить что-нибудь насчёт тебя и меня. Впрочем, все женщины так читают. © И.А. Бунин


«All of art, literature, a bit of Mozart, William Shakespeare, Michelangelo, and the Empire State Building - just an elaborate mating ritual. Maybe it doesn't matter that we have accomplished so much for the basest reasons. But, of course, the peacock can barely fly. It lives in the dirt, pecking insects out of the muck, consoling itself with its great beauty. I have come to think of so much of consciousness as a burden, a weight, and we have spared them that. Anxiety, self-loathing, guilt. The hosts are the ones who are free. Free here under my control». (c) Westworld, 1x7

@темы: 855

23:47 

Ты, кажется, читаешь только затем, чтобы находить что-нибудь насчёт тебя и меня. Впрочем, все женщины так читают. © И.А. Бунин

@темы: 860

00:28 

Ты, кажется, читаешь только затем, чтобы находить что-нибудь насчёт тебя и меня. Впрочем, все женщины так читают. © И.А. Бунин









@темы: 860

03:24 

Friends

Ты, кажется, читаешь только затем, чтобы находить что-нибудь насчёт тебя и меня. Впрочем, все женщины так читают. © И.А. Бунин
Rachel: Oh my God. He remembered.
Phoebe: Remembered what?
Rachel: It was like months ago. We were walking by this antique store, and i saw this pin in the window, and i told him it was just like one my grandmother had when i was a little girl. Oh! I can't believe he remembered!
<...>
Phoebe: Oh, it's so pretty. This must have cost him a fortune.
Monica, Rachel: I can't believe he did this.
Chandler: Come on, Ross? Remember back in college, when he fell in love with Carol and bought her that ridiculously expensive crystal duck?

***

Phoebe: I mean, this poor woman!
Ross: What woman?
Phoebe: The voice woman. You know, i mean, she has a great voice but she doesn't have a video.
Rachel: Okay, Phoebs. But what about you?
Phoebe: Well, i have a video. You have to pay attention. No this... this voice woman, she's so talented, but according to the producer people, they said she doesn't have, like, the right look or something. You know? I mean, it's like, she's like one of those animals at the pound who, like, nobody wants 'cause they're not pretty enough. Or you know, like... like some old dog who's just kind of like, stinky and.... Uh! Oh my God, she's Smelly Cat. Oh! Oh, that song has so many levels.

@темы: 515

03:16 

Ты, кажется, читаешь только затем, чтобы находить что-нибудь насчёт тебя и меня. Впрочем, все женщины так читают. © И.А. Бунин




Waiting for the phone to ring
Diamond necklace on my shoulder
Waiting for the phone to ring
Lipstick on my naked shoulder
It seems to be my fancy to make it with
Franky and Nancy

Over the bridge we go
Looking for love
Over the bridge we go
Looking for love
I'll come running to you, hey baby if you want me
I'll come running to you, baby if you want me

Looking at my hands today
Look to me that they're made of ivory
I had a funny call today
Someone died and someone married
you know that it's my fancy to make it with
Franky and Nancy

Over the bridge they go
Looking for love
Over the bridge we go
Looking for love
I'll come running to you, hey baby if you want me
I'll come running to you, baby if you want me

Something's got a hold on me
And I don't know what

Something's got a hold on me
And I don't know what

It's the beginning of a new age
It's the beginning of a new age

It's new age

@темы: 860

23:30 

Ты, кажется, читаешь только затем, чтобы находить что-нибудь насчёт тебя и меня. Впрочем, все женщины так читают. © И.А. Бунин


Подошел, значит Вячеслав к своему автомобилю. Открыл багажник. Достал из багажника шаровары. Примерил. Ай, какие шаровары! Из синего шёлка, с начёсом, с бархатными помпонами, да с золотыми драконами на пуговицах. Смотрит Вячеслав, не нарадуется на свои шаровары, как вдруг, краем глаза замечает,
что из багажника вываливаются гурьбой маленькие медвежата с балалаечками. Обступают Вячеслава со всех сторон, играют на балалаечках, подмигивают и поют:

Шаровары Вячеслава, шаровары Вячеслава
Шаровары Вячеслава, тай-да-дай-да-да…


М-да, думает Вячеслав, однако… Медвежата… И откуда же они такие взялись в моём багажнике? А пойду-ка я пожалуй в дом – чаю попить…
И вот заходит Вячеслав в дом, присаживается на скамеечку, наливает себе чаю, тянетется, как и положено, к сахарнице, но тут с удивлением подмечает,
что из сахарницы вываливаются гурьбой на обеденный стол, ну да… - те самые маленькие медвежата с балалаечками. Обступают Вячеслава со всех сторон, играют на балалаечках, подмигивают и поют:

Шаровары Вячеслава, шаровары Вячеслава
Шаровары Вячеслава, тай-да-дай-да-да…


Тут уж, конечно, не до шуток. Свет что ли клином сошелся на этих треклятых шароварах? Да и спать, к тому же пора…
Ну, что было ночью, я даже рассказывать не буду. А только с утра Вячеслав с распухшей от медвежих песен головой, первым делом отправился на рынок, да и продал за бесценок свои красивые шаровары какому-то неулыбчивому таджику.
А вечером, развалившись перед телевизором, с рюмкой коньяка, хотел было Вячеслав криминальные новости посмотреть, как вдруг, краем глаза заметил,
что из книжного шкафа вываливаются гурьбой ну да… - все теже маленькие медвежата с балалаечками. Более того, на одном из медвежат, Вячеслав с негодованием опознал напяленные кое-как, да ещё и наизнанку, его, Вячеслава, шаровары с помпонами и драконами на пуговицах! А медвежата, знай себе, тренькают на балалаечках, подмигивают и поют ехидными голосами:

Шаровары Вячеслава, шаровары Вячеслава
Шаровары Вячеслава, тай-да-дай-да-да…


И стало Вячеславу вдруг как-то очень даже весело. Ну думает, глупость какая – медвежата, балалаечки, песенка какая-то дикая. А может и не издеваются над ним медвежата, может наоборот, пытаются привлечь к себе внимание? Ну да, и голоса у них вроде бы есть, и в терцию могут петь, и на три голоса, и акапелла, и в ноты попадают. А шаровары… да бог с ними, с шароварами, ну поедет Вячеслав куда-нибудь в Персию, напросится в гости к падишаху, а падишах от чистого сердца преподнесет Вячеславу в подарок новые красивые шаровары, удобные, шелковистые, а ежели хорошо попросить, то может быть и вовсе – волшебные!
И вот с такими приятными мыслями Вячеслав спокойно заснул и целую ночь ему снились маленькие медвежата с балалаечками, и во сне Вячеслав курил вместе с ними гашиш, подмигивал и пел:

Шаровары Вячеслава, шаровары Вячеслава
Шаровары Вячеслава, тай-да-дай-да-да…

@темы: 860

23:13 

Ты, кажется, читаешь только затем, чтобы находить что-нибудь насчёт тебя и меня. Впрочем, все женщины так читают. © И.А. Бунин

@темы: 860

02:35 

Ты, кажется, читаешь только затем, чтобы находить что-нибудь насчёт тебя и меня. Впрочем, все женщины так читают. © И.А. Бунин


Ridin' on the City of New Orleans
Illinois Central Monday morning rail
Fifteen cars and fifteen restless riders
Three conductors and twenty-five sacks of mail
All along the southbound odyssey
The train pulls out of Kankakee
And rolls along past houses farms and fields
Passing trains that have no name
And freight yards full of old black men
And the graveyards of the rusted automobiles

Good morning, America, how are you?
Say, don't you know me? I'm your native son
I'm the train they call the City of New Orleans
And i'll be gone five hundred miles when the day is done

Dealin' card games with the old men in the club car
Penny a point, ain't no one keepin' score
Pass the paper bag that holds the bottle
And feel the wheels rumbling 'neath the floor
And the sons of Pullman porters
And the sons of engineers
Ride their fathers' magic carpet made of steel
Mothers with their babes asleep
Rockin' to the gentle beat
And the rhythm of the rails is all they feel

Good morning, America, how are you?
Say, don't you know me? I'm your native son
I'm the train they call the City of New Orleans
And i'll be gone five hundred miles when the day is done

Night time on the City of New Orleans
Changing cars in Memphis, Tennessee
Halfway home we'll be there by morning
Through the Mississippi darkness rolling down to the sea
But all the towns and people seem
To fade into a bad dream
And the steel rails still ain't heard the news
The conductor sings his songs again
The passengers will please refrain
This train has got the disappearing railroad blues

Good night, America, how are you?
Say, don't you know me? I'm your native son
I'm the train they call the City of New Orleans
I'll be gone five hundred miles when the day is done

@темы: 860

23:35 

The Death Of Queen Jane

Ты, кажется, читаешь только затем, чтобы находить что-нибудь насчёт тебя и меня. Впрочем, все женщины так читают. © И.А. Бунин
Queen Jane lay in labor full nine days or more
'Til her women grew so tired, they could no longer there
They could no longer there

"Good women, good women, good women that you may be
Will you open my right side and find my baby?
And find my baby

"Oh no," cried the women, "That's a thing that can never be
We will send for King Henry and hear what he may say
And hear what he may say"

King Henry was sent for, King Henry did come
Saying, "What does ail you my lady? Your eyes, they look so dim
Your eyes, they look so dim"

"King Henry, King Henry, will you do one thing for me?
That's to open my right side and find my baby
And find my baby"

"Oh no, cried King Henry, "That's a thing I'll never do
If I lose the flower of England, I shall lose the branch too
I shall lose the branch too"

There was fiddling, aye, and dancing on the day the babe was born
But poor Queen Jane beloved lay cold as the stone
Lay cold as the stone

15:40 

Наоми Вульф

Ты, кажется, читаешь только затем, чтобы находить что-нибудь насчёт тебя и меня. Впрочем, все женщины так читают. © И.А. Бунин
По существу, свет является ключевым моментом во врождённом и присущем нам от природы видении красоты, которое свойственно большинству людей, как женщин, так и мужчин. Миф о красоте упорно пытается уничтожить именно такое её восприятие. Когда человек сам описывает это свойство или заставляет других описывать его, ему становится как-то не по себе, и он старается как можно скорее избавиться от этого ощущения, приписав его сентиментальности или мистике. Я думаю, что причиной такого отрицания является не то, что мы не наблюдаем явления в реальности, а скорее то, что мы видим его абсолютно ясно, но публичное упоминание о нём представляет угрозу для основ нашего общества. Все мы знаем, что люди - не вещи: лица и глаза людей могут "светиться", чего никогда не случается с неодушевлёнными предметами. Но согласиться с тем, что это происходит на самом деле, значит создать большие проблемы для общественной системы, которая функционирует за счёт того, что относится к некоторым людям, в частности к женщинам, как к вещам.
Этот свет очень трудно "поймать" и удачно сфотографировать, его нельзя оценить по десятибалльной шкале или рассчитать в цифрах в лабораторных условиях. Но большинство людей знают, что от лиц и тел людей может исходить сияние, которое и делает их красивыми.
Некоторые воспринимают это сияние как нечто неотделимое от любви и близости, как то, что нельзя воспринять отдельно и исключительно органами зрения, а только как проявление движения души или тёплого отношения близкого человека. Другие могут видеть это сияние в сексуальности; третьи - в доверчивости и открытости или, скажем, в остроумии. Часто бывает, что человек излучает сияние, рассказывая какую-нибудь историю или внимательно слушая другого. Многие отмечали, что творческий процесс освещает лица людей, а также что сияние излучает большинство детей - те из них, кому ещё не успели сказать, что они некрасивы. Мы часто помним своих матерей красивыми просто потому, что мы видели свет, который излучали их глаза. Если и можно сделать какие-то обобщения, то, похоже, этот свет связан с единением и доверием. Для того чтобы увидеть его, нужно к этому стремиться. Поэтесса Мэй Сартон называет его "чистым светом, который исходит от любящего человека". Вероятно, все называют и воспринимают его по-разному, но большинство знают, что он существует. Суть в том, что вы видели его и он вас поразил, или воодушевил, или привлёк, но для мифа о красоте он ничего не значит.

"Миф о красоте"

17:21 

Ты, кажется, читаешь только затем, чтобы находить что-нибудь насчёт тебя и меня. Впрочем, все женщины так читают. © И.А. Бунин
22.11.2010 в 10:28
Пишет leotart:

На волне любви к "Мерлину" перечитываю трилогию Мэри Стюарт о Мерлине же - "Кристальный грот", "Полые холмы" и "Последнее волшебство". Нравится, что в конце каждой книги даётся легенда, которая стала основой сюжета, и небольшое авторское послесловие с обоснуями. Цитатко:

«Граалевских сюжетов много, их объединяют некоторые общие моменты, и при всём многообразии и изменчивости деталей - определённое постоянство идеи и формы. Там, как правило, фигурирует никому не известный юноша, bel inconnu, выросший на лоне природы и не ведающий своего имени и происхождения. Он покидает дом и отправляется в странствия, чтобы узнать, кто он такой. Приезжает на Опустошённую землю, которой правит увечный (бессильный) король. Там есть замок, обычно на острове, куда герой попадает по воле случая. Он добирается туда в лодке, принадлежащей венценосному рыбаку, Королю-Рыболову. Король-Рыболов иногда отождествляется с бессильным королём Опустошённой земли. Замок на острове принадлежит королю Потустороннего мира, и там герой находит предмет своих поисков - иногда это чаша или копьё, иногда меч, целый или сломанный. В конце приключения юноша пробуждается на берегу, рядом привязан его конь, а остров снова сделался невидим. Когда он возвращается из Потустороннего мира, на Опустошённую землю снова приходят мир и плодородие»

Я это всё к чему? Вот откуда взялся Фишер кинг в серии про квест Артура! X)

UPD: Совсем забыла. А "гвенхвивар" или "гвенивер" в переводе с древневаллийского означает "белая тень". Белая, а не как Эйнджел Коулби. %)

URL записи

17:17 

Ты, кажется, читаешь только затем, чтобы находить что-нибудь насчёт тебя и меня. Впрочем, все женщины так читают. © И.А. Бунин
09.02.2012 в 23:35
Пишет leotart:

Мэлори!!!11 <3
«У сэра Гавейна было одно обыкновение: он и на обед, и на ужин каждый день ел непременно всякие плоды и фрукты, а более всего любил яблоки и груши. И потому кто бы ни угощал, ни потчевал сэра Гавейна, заботился неизменно, чтобы перед ним стояли отборные плоды»



URL записи

17:17 

Ты, кажется, читаешь только затем, чтобы находить что-нибудь насчёт тебя и меня. Впрочем, все женщины так читают. © И.А. Бунин
14.02.2012 в 23:33
Пишет leotart:

Мэлори продолжает жечь напалмом
Арутр: «Знайте, что никогда ещё моё сердце не сокрушалось так, как ныне. И я гораздо более скорблю о потере моих добрых рыцарей, нежели об утрате моей любезной королевы; ибо королев я всегда смогу найти довольно, а такую дружину добрых рыцарей не собрать больше никогда на свете»

Broes before hoes! :-D


URL записи

17:14 

Ты, кажется, читаешь только затем, чтобы находить что-нибудь насчёт тебя и меня. Впрочем, все женщины так читают. © И.А. Бунин
05.10.2012 в 18:32
Пишет leotart:

вот я и дождалась Х)
Sheldon: Leonard? Maybe you'd like to go with them to meet girls.
Leonard: Why would i be interested? I have Penny.
<...>
Sheldon: Do you remember how upset i was when they replaced Edward Norton as the Hulk?
Leonard: Yes, you walked around for a week saying, "Sheldon unhappy with casting choice."
Sheldon: But, then Mark Ruffalo was the Hulk in "The Avengers", and he was even better.
Leonard: What's your point?
Sheldon: Call me a romantic. I like to think that your Mark Ruffalo is still out there somewhere.
(c)

URL записи

...

главная